Categories
Старый блог

Ё!!!

Относительно «Ё» спорят все, кому не лень. Даже невзирая на то, что в девяноста процентах случаев разговоры носят не более чем дилетантский и эмоциональный характер.

Излагаю позицию так, как подобает лингвисту.

Существует общелингвистическое правило, согласно которому для выделения парадигмы или явления в отдельное и независимое достаточно следующих последовательных шагов:

обратить внимание на явление при появлении хотя бы одного случая использования;
закрепить за явлением понятие релевантного в случае, если явление несет:
а) системный характер;

б) смыслоразличительную функцию.

Разбираем и иллюстрируем пошагово.

Шаг 1

Звонкий украинский [h] (как в словах «гарно», «гай») имеет место и в русском литературном произношении в слове «боги», но является уникальным, следовательно, для обозначения звука нет необходимости введения отдельного знака. Обратный процесс: устранение «фиты» и «и короткого» было вызвано утратой смыслоразличения в речевой практике.

Наличие звательного падежа в украинском языке и его отсутствие в русском дает все основания считать, что системы склонения не являются идентичными в двух языках, что лишает смысла разговор о том, является ли украинский «изуродованным диалектом русского» (спорно еще, не обратно ли вообще). Дальнейшее систематическое наблюдение за различиями в грамматических системах русского и украинского подтверждает разные парадигмы грамматической оформленности, следовательно, приводит к разведению языков как самостоятельных.

Шаг 2

В русском языке редукция носит обязательный, но не смыслоразличительный характер. «Молоко», произнесенное по-вологодски [молокó] и по-среднерусски [мълʌкó], лишь говорит о стилистическом регистре, но референт остается прежним. Чего не скажешь об испанском, где «calor» (жара) и «color» (цвет) носят смыслоразличительный характер, хотя первые слоги и не стоят под ударением. Следовательно, редукцию или ее отсутствие имеет смысл отмечать на письме в испанском, но не имеет смысла – в русском, поскольку позиционные изменения наших гласных различны, а к референтному различению изменение позиции не приводит.

В русском языке носит системный характер смыслоразличение через мягкость и твердость согласных. Сравни: «галка» и «галька», «кон» и «конь». Следовательно, различение на письме необходимо, для чего вводится дополнительный графический знак.

Теперь оба шага применяем к титульному вопросу.

Различение «е» и «ё» носит системный характер: «мел» vs. «мёл», «рек» vs. «рёк», «смел» vs. «смёл»…  Остается установить, есть ли здесь релевантное смыслоразличение. «Все всё знают» vs. «Все-все знают»; «Он взошел на пригорок, увидел вдали много деревень и сёл» vs. «Он взошел на пригорок, увидел вдали много деревень и сел» – и далее можно продолжать до бесконечности. Следовательно, необходим дифференцирующий графический знак.

Вывод: остается или идти против общелингвистических положений в угоду эмоциональным дилетантам, или признать, что вышеуказанным рассуждением вопрос относительно необходимости «Ё» исчерпывается.

Точка.