Categories
Прочеркон

Минск


РЖД неприятно поразила бомжарностью поезда Москва – Минск. Купейный вагон был полон бухавших мужиков, которые ехали до самого Бреста.

Сам Минск,– не меня одного, и уж простите банальность,– поражает чистотой улиц и приветливостью горожан. Никаких зашуганностей на лицах, никаких признаков чего-то гнетущего. В общем – чистота и порядок.

По поводу пожрать чуть посложнее: не сказать, чтобы город кишел кафешками, а мои спутницы не дали радости поесть кулинарных вкусняшек в советски оформленном супермаркете на Независимости: как и в пышечных да в пончичных, чай тут пьют стоя, набрав для начала всякой сладости у прилавков, бережно хранимых с восьмидесятых.

Советского и российского транспорта почти нет (если не считать поездов метро, кстати, очень чистого и опрятного). Автобусный парк если и состоит из немецких автобусов не первой свежести, то уж выглядят они и загрязняют среду куда меньше, чем газели и пазики.

Зайдите перекусить на Володарского – в кафе «Oliva». В пересчете на наши мы на троих на тысячу наелись так, что выкатывались шариками, придерживая стену, дабы она не упала, клонясь в сон.

Непременно зайдите в Музей Второй мировой войны на Октябрьской. Коллекция начата партизанами еще в годы войны и содержит уникальные документы, которые немного по-иному раскрывают историю. Особенно фотографии. Понятные без комментариев.

Задержитесь около немецкой карты Минска 1942 года и посмотрите на заштрихованные плотными черными линиями кварталы: это полные разрушения во время бомбардировок. Фактически 90 процентов центра. Город отстраивался заново – так стал Минск заповедником импозантного сталинского ампира.

Если Петербург похвастается лишь улицей Росси, где два здания выстроены зеркально друг напротив друга, то Минск встречает симметричными высотками прямо с вокзала – две одинаковые башенки в начале улицы Кирова. Вдоль проспекта Независимости – да и еще немало где – вы натолкнетесь на такие же ансамбли поздней застройки сороковых-пятидесятых.

Из-под моста со стороны площади Победы, с берега Свислочи, посмотрите в сторону дома под шпилем – немного Петербург, не правда ли? Особенно в густомолочном тумане, какой мы застали в февральском городе.

Органично в свою среду город вписывает и последние эксперименты из стекла и бетона. Выступающий эркер Центрального Вокзала (Чугунка, однако) и пронзающее любой туман здание Национальной Библиотеки доказывают, что не бывает плохого средства для преобразования городской среды – бывает отсутствие вкуса, а в этом минчан не упрекнешь.

Скромна, изящна и символична часовня на Острове Скорби – в память о парнях, которые ушли на эту глупую и нелепую мясорубку в Афганистан. Без помпы, напыщенности и рубахорвачества. Даже покоробившее поначалу описание, что «на одной из фресок изображены афганские воины, снимающие Иисуса с креста», было тут же нейтрализовано предельной лаконичностью и скромностью трагически выписанных мужских фигур, оголенных по торс, где об Афгане напоминает только скромно притуленная фуражка.

Замчище и Троицкое предместье поражают чуть в меньшей степени, если ты привычен к цветастым кварталам европейских городов, где единовысотные здания сотами поналеплены одно к другому. Куда как более интересен Верхний Город, чудом уцелевший после бомбежек и «реконструкций» советской эпохи: Свято-Духов монастырь, Ратуша, католический костел.

Граждане в штатском, кстати, вроде не наблюдались. Никто никому не мешает жить и на улицах разговаривать с прохожими. Хотя вполне возможно, что Батько и следил за кожынным нашим шагом. Особливо когда я покупал «Правiлы беларускай арфаграфiи и пунктуацыi». Документ государственный как-никак (2008: 186-2/1517).

Для русских цены специально указаны в копейках. Если вам говорят 44 225 рублей, понимай: 442-25. Привыкаешь быстро. Кстати, по секрету: вывез огромное количество валюты – что-то около десяти тысяч рублей. Притом свеженькие – почти нехоженые.

Дабро пажалаваць у горад Мiнск!

19 February 2010. – Minsk (Belarus)