Categories
Старый блог

Сказошка #1. Акрил по пятницам

-Настя! Настя! Настасья!

Работай, Настасья, ручками-лапоточками, крепежность не отвалится – только на Скобелевской улице раболепие не остановится над подсолнухами. Рушит Скобель, рушит грушу у ручья – кто бы сомневался, такая уж жизнь. Да, видимо, роддомы перламутром наскучили – миниатюрненькими пассажами окрично массировали ноги и варикоз долгой промежности. Долой! Долой!

Не рушь, Скобель, грушу. Такова она – селява. На переулке Афанасьевском фермерские вантусы и монолитные тряпочки – опа! опа! опа! опа! Несется безудержно бричка по прешпекту – а внизу Адмиралтейство сливается с Волгой. Топорики плывут по просторам – нерку жрут.

-Настя! Настя! Настасья!

-Там тромбы, там ромбы кровяные! Даешь тромбоны?!

Не даешь, Настя, Настя, Настасья… Ни тромбонов, ни загонов для скотобаз – только Фелиция мерещится думственно, царственно, мытарствуя по плешивым норкам. И наколоться бы на пиво тряшкой молодивой – да синкретика синергии торопливо уестся и наскучит смертельно. Но мыло, мыло-то где – и будь неладна раскладка на полках. Несите дальше крест валетно-голодранский: наш скромный дом – вокзал Казанский!

-Настя! Настя! НАСТАСЬЮШКА!

-Ох, не гомони… мормоны мормышками мордухаев морозят и моросят морскими мороками мор мор мор мор мор мор мор мор…

Ты прежде стихи мне все читала – теперь кричишь… Я на тебя болт забила… Я на тебя болт забил… Мабила-мабил, мабильнейшая из могил…

Норка, норка, шубка твоя, норка, мягкая, как рябь небесных волн и зыбь валиков для краски. И водолазки с лазерной указкой мечутся по норкам… Открой мне норку, норка…

-Настя! Настя! Настасьюшка!

Изобрети себе меня таким, каким меня ты хочешь. Безумства страждешь? Видь!