Categories
Старый блог

Сяменовския-то!

Вечер второй и третий

Семенов – Красные Баки

О мой родимый, мой любимый Сбербанк! Свет очей моих, радость моя финансовая, неистощимый источник благ моих матерьяльных! Чмок тебе в самое ушко и даже за самым ушком! Обещаю отныне, присно и вовеки веков: больше никогда, никогда, никогда не буду жаловаться, что твои банкомёты расположены слишком далеко от станций метро! Ибо теперь я знаю, что это такое – истинное далёко!

Банкомёт в единственном отделении Красных Баков имеет замечательное свойство: только принимать платежи,– и лишь в 60 километрах от рыпы, в Семенове, обрел я благо цивилизации – пошуршать банкнотами (которые мне и так принадлежат)!

Вряд ли бы мы оказались в Семенови-и-и-и просто потому, что нам этого так захотелося-а-а, если бы не российская действительно-о-о-о-ость: Льву потребовался документ, который в рабочем поселке на десять тысяч жителей нельзя ну совсем нигде ни набрать, ни распечатать (веселье сродни тому, как если бы с Бунинской Аллеи ехать с той же целью в Медведково). Но поскольку документ был необходим вот просто до зарезу, то за 60 километров было решено тащить и меня ибо, по мнению Льва, с компьютером я «пошустрее буду». Уговаривать себя я в таких случаях не позволяю, тем более что в экспедиции с фотоаппаратом да диктофоном – приключение весьма забавное, однако мне так вовсе не казалось, когда я смотрел на друга, который радости местной цивилизации здесь, по всей видимости, хлебает частенько.

После Красных Баков и Семенов – столица. После полумертвой ночной мглы сияние скупых огней на площадях городка кажется фантастически-вальяжным, норково-баюкающим,– как если бы попасть из четырнадцатого века в начало двадцатого.

По крайней мере, центр Семенова ухожен – и если бы не деревянная архитектура (подчеркиваю, что это всего лишь факт отличия, но не уничижения или возвеличивания), то городок бы в ночное время производил впечатление сумеречного американского пригорода в каком-нибудь процветающем мегаполисе. Старинные, чудом сохранившиеся  домики каменной архитектуры эпохи эклектики начала двадцатого века, лучевая планировка еще той эпохи – и при этом достаточно свежая, если можно так сказать, инфраструктура, ибо все, к чему человек может быть привычен, и все, что он может желать в своем минимуме, здесь есть.

Однако какой бы ни была обстановка, увы, как убеждаешься еще раз, сути человека это не меняет. Сначала это просто показалось (по мере общения с людьми приучаешься не судить обо всей местности по двум-трем персонажам), однако, как позже подтвердил бизнесмен из Нижнего, люд здесь не ахти какой приветливый. Сколько волка ни корми, как говорится… После корпения над документом вздумалось нам с Лёвом найти ресторан «Керженец», единственный на весь город (ну уж что там за ресторан – могу себе только представить, но это неважно: чаю хотелось до безумия). Запряталась забегаловка так, что пришлось пользоваться не самым излюбленным способом эксплореров: опросом местного населения. Но собеседники на улицах отправляли нас то туда, то сюда, порою даже не то что не глядя в глаза, а просто откровенно шарахаясь, словно мы подбегали к ним с ножами.

-Я тебя, Леша, умоляю,– на следующее утро говорил мне Сергей, бизнесмен из Нижнего, открывший в пригороде Семенова базу спортивной охоты. – Сколько дома ни приводи в порядок, под каждым фонарем им надо лавочку ставить и – стаканы сверху! Что это меняет?..

Да ничего, по сути. Прав ты, Серж. Как это ни печально. Только облизывать кровавые сопельки, соскребая их с разбитого вдребезги лобового стекла на очередной дороге с чокнутой разметкой, где обочина усеяна крестами, как елка серпантином, и закусить пережаренным тостом остовов обугленных деревенских домов.

А все же жителей мегаполисов имеет смысл в обязательном порядке вывозить два раза в год на обязательные экскурсии в городки вроде Красных Баков. В равной мере как и неплохо бы делать обязательную «зашивочную» прививку от пьянства в наших деревнях. Как от оспы.