Categories
Прочеркон

Нижегородские истории

Предвечерье

Старково

Вернувшись ненадолго в Нижний, встретился я с одним давнишним другом – еще с университетских дней… История Левкина – отдельный разговор. А сегодня, накануне отъезда (он, собственно, на север области и тащит завтра утром в мини-экспедицию; планируется прямой репортаж, как с Валаама), было решено вместе съездить на фотоэтюды да за водой к источнику в маленькую деревушку недалеко от Гороховца – в Старково.

Недолгий осенний день клонился к вечеру, и уже в закатном, словно акварельном небе плавал крест только что восстановленной церкви. Алтарная часть своей откровенной квадратностью напоминает мечеть (кстати, четыре куполка по краям – только усиливают впечатление), а восьмигранная колоколенка привлекает внимание четкостью контуров и скупой орнаментацией…

Стою у ограды – вдыхаю осенний аромат последней тлеющей травы и наслаждаюсь перспективой леса по краю близлежащего озерка. В разных ракурсах, уже в сумерках, пытаюсь уловить на свою примитивную цифромыльницу и прозрачность вечера, дышащего все никак в этом году не сдающим свои позиции летом, и контуры храма… Внезапно над ухом у меня раздается голос:

-Чаво вам здесь надо, кудай-то вы пошли?

-Я фотографирую архитектуру.

-Неча тут шляться, идите отселя.

-Барыня, вы пойдите лучше домой – своими делами займитесь…– выдвигаю просьбу в свою очередь и я.

И тут краем глаза замечаю, что вышла-то барыня из домика… с православным крестом на двери. Хранительница бишь – каморка почти пристроена к храмовому забору. «Вона как! Гонит взашей прочь от церкви! Роскошный пиар-прием для увеличения паствы и верующих! От такого, если ты еще не крещен, сразу захочется побежать и покреститься»,– подумал я…

Пытаюсь сфотографировать колокольню – привстаю на колени у забора: тетушка влезает в объектив.

-Слушайте, вы тут немного не к месту в кадре. Портите ансамблю архитектурную…

-Идите отсюда, живо! Я кому сказала!

Она кому сказала! Сурово, блин! Мне пришлось ей полунамеком напомнить библейскую притчу: мол, помогать и быть внимательным надо ко всем: вне зависимости от условий и ситуации…

Но наших людей Библией не проймешь. Мы только умеем с утра класть кресты и молиться, расшибая лоб, а вечером гонять тех, кто не дай Боже приблизится к святыне. Значит, закончил логический ряд я, о том, чтобы попросить воды или кусок хлеба у ее двери даже и речи не пойдет. Поганой метлой наглеца такого!

Много неприятных мыслей роится в такие секунды. А как хочется гордиться тем, что ты крещен и вырос в православии,– но в противовес всякий раз «служители культа» демонстрируют свою пахучую изнанку: и снова опускаешь взгляд… Мы же – Восточная Церковь! мы же – православные! мы же – люди русские! мы – не Запад! мы – духовность! Матушка моя!.. От такой духовности впору если не вешаться, то клятвенно открещиваться…

Церковь – она же дом Бога, не так ли? Тогда что-то грубый какой-то Бог в сознании православных получается,– еретически свербит в голове…

Увы (если бы сегодняшний случай в моей практике был единичным!), осознаешь еще раз: церковь и религия ой как не имеют ничегошеньки общего. Второй раз стыдливо отводишь очи от собственных еретических рассуждений. Поднимаешь взгляд на церквушку – и становится совсем тоскливо. Не защищен я никакой духовностью. Даже если и буду мало-мальски вести себя приемлемо – тут же накинется фанат, который будет требовать прогнать к чертям «отступника».

Ни полунедомыслью не хочется кощунствовать и идентифицировать Бога с повстречавшейся мне хранительницей. Правда, все слабее после подобных встреч образ РПЦ у меня ассоциируется с Богом…

Пшиковая она – вся эта религиозность русская. Вытащенная из старого ларька и слегка очищенная от патины. Скинули с пьедестала коммунизм – нате, заменили, как старую лампочку, новым агрегатом. Чтоб не пустовало. Лживая и лицемерная – насаженная искусственно, ибо это теперь модно – быть религиозным. Бегать в храм, называть вероотступником того, кто делает упражнения йоги, ходить против геев крестовыми походами с хоругвями, считая, что так – «за веру истинную», на полном серьезе проклинать тех, кто ездил к Мертвому морю, и тех, кто верит, что сущность понимания Бога все же от души идет, а не от культово-религиозного продукта сомнительного качества.

Элементарных же вещей в душе подавляющий процент от природы просто не носит. Ибо не привито и не объяснено, но вытравлено генно на многие поколения и бензинно пропитано милым сердцу совковым хамством да неонационалистической нетерпимостью…

28 October 2008. – Starkovo (Russia)