Categories
Прочеркон

Кризис по последнему слову науки

В восприятии истории человеку свойственно одно из двух – или идеализировать прошлое, при этом демонизируя настоящее и будущее, или, напротив, демонизировать прошлое, чтобы оттенить «удачность исторического момента и перспектив развития».

Можно ли в пределах, скажем, сугубо биологии демонизировать крокодила или идеализировать белку? Нелепо. Любое наделение аксиологическими чертами будет тогда носить сугубо метафорический характер, выводящий за рамки биологии в поэтику («По улице ходила большая крокодила», «Белка песенки поет…»).

Получается, что это уже не наука в том понимании, в каком она существует в чистом виде, а именно: наука является наукой тогда, когда в определенных условиях исполнение определенного закона будет приводить к определенным результатам. А история притязает на научность. В какой степени идеализация и демонизация – научные термины?

Можно ли исторические события привести к такой модельности? Пока не получилось ни у кого, хотя всем интуитивно понятна цикличность процессов. Оценка горизонта событий для нас по-прежнему поэтический характер, граничащий скорее с искусством.

Двадцать первый век в прошлом кто-то идеализировал, а кто-то демонизировал. Обратите внимание: мы в нем просто живем – и какие бы проблемы ни возникали, мы их просто пропускаем через себя, как это и должно мыслящему животному. Или считаем убытки от кризиса, вытрясая похудевший кошель.

И здесь у меня провокационная мысль: если экономика, которая ныне впала в кризис, прогнозируема математически, то почему же она таки впала в кризис? почему все мои друзья-экономисты шипят, что «никто не мог такого предсказать»? А если не мог предсказать, куда, спрашивается, смотрела математика?

Или все же не стоит сбрасывать историческое развитие со счетов, ведь броски истории как-то влияют на нее? Наверное, влияют, наверное, не стоит. Значит, экономика – тоже эпиметейская наука, как и все теории искусства, которые строят модели только постфактум – когда дрова уже наломаны и готовы к укладке штабелями?

26 September 2008. – Moscow (Russia)