Categories
Uncategorized

Вот так!

Ровно два месяца прошло с той поры, как я был вынужден распрощаться с Лингвистическим Университетом в Нижнем Новгороде и перебраться в Москву. Была секунда сомнений – в момент, когда уезжал, но еще раз понял мудрость Бога: что ни делается – все к лучшему.

Возможно, долго бы еще откладывал, если бы не «стечение обстоятельств», которое, разумеется, было предусмотрено свыше. Ибо тут тебе и отказ научного руководителя выводить на защиту, и развал Университета, и завершение цикла работы со всеми группами, которые мне не хотелось бросать, и все более и более настойчивые требования друзей переехать в столицу…

И вот теперь я могу рассказать, чем, собственно, я занимал свое бытие эти два месяца (и продолжаю сейчас).

Мое сотрудничество с прекраснейшим коллективом ассоциации корпоративного преподавания «Лингвабизнес» (www.linguabusiness.ru) началось 1 июня 2008 года, и с тех пор общаться мне там все уютнее и уютнее: это продуктивно мыслящие люди, которые снова начали будить во мне чувство перфекционизма.

Веду семинары и практические занятия в таких компаниях, как «Моторола», «Дойче Банк», «ИНТЕР-РАО ЕЭС» и многих других. Это расширило мое принципиальное понимание не только подходов к преподаванию, но и просто к человеческому общению, поэтому для меня оказался неоценимым тот опыт, который я приобретаю с людьми самых разных специализаций.

Кстати, благодаря этому общению совершенно по-новому взглянул на творчество: я очень комплексовал перед теми, кто квохчет над «формой», «новым словом» и «избитыми приемами». Хотя всегда мозгами понимал, что форма – ничто, не скоро осознал, что в пользу содержания отказаться может лишь поистине смелый. Большинство гонится именно за стремлением поразить внешней красивостью. Об этом – позднее.

Параллельно разрабатываю собственные и участвую в безумных идеях моих друзей. Девять из десяти, конечно, не кончатся ничем, но это неважно, ибо все равно все суета. Но приятная суета.

А раз суета – то дайте посуетиться. Все равно же и не-суета тоже суета!

Похороны – тоже суета. Так что какой смысл париться смыслом бытия?

Categories
Uncategorized

Да, гусь, стебусь путан-дур

После совместного просмотра очередной дозы инсталляций (среди которых – Эрвин Вурм в ЦДХ на Крымском Валу и, кстати сказать, его интересные и концептуально оригинальные видеосъемки по типу эшеровских «невозможных объектов», а также инсталляции, видео и живопись в галерее Винзавода, среди которых хочется особо отметить работы Звездочетовых) с товарищем Курицыным (kuridzen.livejournal.com) было прийдено к опчему знаменателю, што Чернореченский таки готов представить и свою дозу бреда, какового в его головушке хоть отбавляй. Особенно если мускату нальют да гашику самокруточку на халяву подгонют…

Итак…

Проект инсталляции.

Тиски. Из них торчит три ноги – синяя, зеленая и белая. На центральной – валенок. Название: «Перпендикулярный лук всегда платит только треть». Сопроводительный стих:

«Валежник вновь, как Рубикон, родился,

изгнав четырнадцать чертей.

Не будет больше мост дымиться –

там есть разгадка для ночей».

О вкусах, конечно, не спорят, но до сих пор спорят о том, что же вкусом считать, а что – нет. Можно, конечно, делать умный вид и прикрываться красивыми разговорами о «переходе из периферии в центр», но это давно перешло в общие места культурологических анализов. Да, так можно неплохо объяснить, как происходит движение от аутсайдерского явления если не к центральному, то, по крайней мере, к рационально включенному в имеющуюся матрицу культуры, но

при всей привлекательности подхода есть у него один существенный недостаток: он слишком попахивает эпиметейством. Он может объяснить постфактум, но никак не скоординировать в оценке имеющихся в культурном пространстве явлений. Даже нахождение «в гуще событий» того или иного процесса не гарантирует четкого, безоговорочного определения артефакта как «талантливого» или «бездарного».

Напомню из логики: достаточно одного КОНТРПРИМЕРА для разрушения ВСЕЙ категории. Так, утверждение «Любой талантливый человек, общающийся с себе подобными и находящийся в центре культурной жизни своего времени, имеет четкие представления о вкусе» будет разрушено одним контрпримером: достаточно вспомнить Готье, Бизе, Аполлинера и многих других, кто писал открытые письма, протестовал и требовал убрать «чудовищную» башню инженера Эйфеля (комментарии нам сегодняшним, думается, излишни).

В эпоху полного слома каких бы то ни было ориентиров в современной жизни (мы все же еще не до конца «цифровое поколение» и не отдаем себе полностью отчета о последствиях перехода в новое измерение, где все искусства, черт не дери, снова возвращаются в первобытную синкретику под кодовым названием «дизайн») полагаться на чужой вкус оказывается куда более опасным, чем столетие назад, поскольку при всей открытости взгляда человека на новое никто в своем здравом уме уже давно не возьмется судить. Кто знает – тот молчит, а кто говорит – тот не знает: еще в Древнем Китае говорили.

Не проще ли принять за аксиому, что каждый должен делать то, что считает нужным, но и параллельно не мешать другим? Пусть звучит идеалистически – о чем писалось парой эссе раньше, но на то и творчество – штоп вещать об идеале.

Посему кто даст гарантию, что сегодня популярный Вася Пупкин не канет завтра в Лету, а баклан Чернореченский с тремя разноцветными ногами не войдет в историю как «репрезентативный элемент эпохи начала XXI века»?

Categories
Uncategorized

Покататься на педиках

Когда я был совсем-совсем йунный и безусый (растительности, правда, нет до сих пор, кроме легкой небритости, да и то штоп от времени до времени еротишно перед студентками ладошкой провести,- ну да это неважно), под моими окнами частенько раздавался призывный крик таких же гологрудых и голоногих сорванцов: “Леш, а Леш! ты седни выйдешь на педиках кататься?” – “Вы-ы-ыйду!”

“Сначала марш обедать!” – кричала из кухни мама, и уже спустя полчаса я бежал к своим дворовым (или дачным) приятелям кататься на педиках. Катались часто до утренней зари… Здорово это было – кататься на педиках. Приятно. Полезно для здоровья… на педиках-то…

Прошло много лет. Я уже учился в аспирантуре, уже заканчивал умную и всему миру безумно нужную диссертацию, уже начал сотрудничать с Олегом Фроловым и его ФранСите (www.francite.ru), пиша статьи для его газеты. И случилось нам однажды с ним встретиться в вагоне московского метро. Дела были и у него, и у меня – и мы сквозь шум и грохот, на бегу лишь успели договориться встретиться. “Где?” – “Через два часа на площади у Большого.” – “Уху.”

Мне нужен был учебник португальского – перевести кое-какие примеры к диссеру. Я все закупил – и пришел к фонтанам. Жду. Лавочки такие забавные. Озираюсь. Одни парни. Хм. Ну ладно. Посмотрю пока учебник. Вот йопта. Ну и язык, думаю себе, “esgostado” читать как “ижгуштаду”… Французам такое не сни…

Краем глаза замечаю достаточно потрепанное замшевое пальтишко, плывущее по остаткам мартовского снега к моей лавочке. Пальтишко, впрочем, плыло не одно, а со своим хозяином внутри – чудаковатой наружности дядечкой в годах. Полубалетным па чудо прикорнуло на противоположной стороне лавочки. Я продолжаю читать. То есть теперь уже делаю вид. Тюп-тюп, тюп-тюп-тюп. Чудо придвинулось ко мне – на серединку…

“А-а! Оу! Книжка!” – “Да,- отвечаю увесистым баском,- она самая!” – “Уау! Пор-ту-гальс-кий!” – “Черт, да вы догадливы!” И придвигается ко мне…

Прикидываю, с кем у меня встреча. С Олегом – примерным главой семейства и отцом хорошенькой самарчаночки. И по совместительству с таким же лошариком, как и я, не знающим, где надо правильно встречаться.

Мндя… А этот-то придвигается… Старый кобель, промелькнуло у меня в голове. Неуж можно себе вот такое на старость лет позволить? Наверное, можно. В таком возрасте уже плевать на все. Неуж и я дорасту до дней, когда буду цопить молодые попки, воняя нестираными носками и гниющими подмышками? Но хм… На что ж он-то рассчитывает, клея юнцов? или таки клюют? не пахнет песочек-то?

Метафору развивал долго, довспоминался до того, как однажды попутчица в Ростов-на-Дону, директор Бюстье-Н.Новгород, рассказывала о стеснительном посетителе: “А можно… мой друг тоже примеряет белье?” Примеряли, выбрали. Забавно, наверное, женские кружева на мохнатых ногах смотрятся… А чудо все придвигается.

Ничего не подозревающий Олег выныривает из-за фонтана и машет рукой. Уф! Интересно, он-то в курсе, где мы с ним стрелку забили? И что сейчас подумали некоторые, как… как вот этот. Краем глаза кошусь на дядечку. Разочарование в его глазах не передать никакими словами. К другому добыча улизнула – читалось в его взоре.

И уж прямо совсем на днях скользил вдоль Театрального проезда. Ремонтировают тиятер. Фонтаны молчат. И лавочки пустуют. Русский вариант Колумбус-Серкл опустел… Не катаются и здесь больше на педиках…

Все в прошлое уходит: и наши педики до зари, и здешние, околофонтанные. Вот такая непредсказуемая штука – супружество Языка и Истории.

Categories
Uncategorized

За-а-авидно!..

В один из погожих выходных (вот такой вот оксюморончик) вышли мы с Лесей Андреевой на Старый Арбат – полюбоваться его изломанной мостовой и неухоженными домиками, потолкаться среди разноязыкой толпы. Правда, уже час спустя от духоты безумно захотелось холодненького. Как не вспомнить, что в МакДо продаются рожки мороженого – причем всего за каких-то десять рублей? К пытке ожидания в душном холле душа не лежала – решили купить в боковом окошечке.

Еще в самом начале улицы мы обратили внимание на стайку шестнадцатилетних (на большее щенки никак не тянули) с девчушкой-заправилой, сверкавшей пирсингом и сережками где только можно (подозреваю, что где нельзя,– и там тоже можно, если поискать осторожно). В руках девчушка держала косо нацарапанный плакатик «Подайте на киллера для солиста Tokio-Hotel» и донимала прохожих просьбой о пожертвовании. Эпатажный способ необычного выклянчивания денег на вечернюю дозу пива (надеюсь, пива, а не чего посильнее), но и сама идея говорила о многом. Что и вылилось в мой комментарий, когда девчушка подрулила к нашей очереди, прося «на киллера»: «Что так? Завидно на чужой успех тех, кто в шестнадцать-двадцать поет разносящееся по миру, а сама-то лишь по Арбату шляешься?»

Да, это так просто – зависть. Учиться не надо. Не надо просиживать в студии над мольбертом, не надо ломать голову над каждым словом, не надо до отечных пальцев тарабанить по клавишам или струнам, не надо травить легкие пылью старинных фолиантов в поисках единственной идеи. Фаст-фуд психологических переживаний: готово к применению в любой момент и в любой ситуации. Талантливых людей и безумно-головокружительных идей на Земле миллиарды, а вот злоба на чужой успех – всегда одна: «Чтоб у соседа корова сдохла». Ибо свою растить дольше и напряжнее. Ах, как непросто признать: «Да, человек добился, молодец». Для многих это равносильно добровольному прыжку в прорвавшую канализацию.

И только Бога ради не надо путать иронию на слабости и на заблуждения, не надо смешивать едкую сатиру на общество и его пороки с гадким адресным словом (некоторые из читающих эти строки чуть не обижаться иногда порывались). Особенно когда кроме «Моська-знать-она-сильна» и веского аргумента-то по большому гамбургскому счету нет. (Помните? Когда он вытащил свой аргумент, она, как это ни странно, всего лишь засмеялась – она улетела.)

Есть такие,– и, черт дери, немало,– которым до кипятка в штанах завидно, что у Церетели свой музей современного искусства на Петровке, что у Шилова галерея на Знаменке, в двух шагах от Кремля, а Глазунов расположился на Волхонке справа от Христа Спасителя. (Это не значит, что от каждого мазка живописцев я исхожусь хрюканием восторга. Этого и не должно быть.

Мое эстетическое переживание не передается никакими словами, когда я смотрю на Петра над Москвой-рекой. Но мне плевать, что говорит критика. А вот Пушкин с голубыми глазами не нравится.)

Чем еще, как не завистью, объяснить презрительное хмыканье художника с арт-улочки какого-нибудь городка: «Фи, подумаешь! Официальное искусство…» Да, грустно ему, конечно. Хотелось бы ему галерейку. Ну хотя бы где на Садовом. Да никак. Только пейзажики родных окрестностей в самых избитых ракурсах. Но виноват не он сам, а «официальщик» Шилов. Но кроме клеймления «официальным искусством», которое кажется таким весомым, больше и крыть нечем…

Как мне показывает опыт, практически любое сообщество по общим интересам (больше всего не выносят друг друга академические музыканты) превращается в «серпентарий друзей», как выразилась – пусть применительно немного к иному явлению – одна моя подруга. И в обывательском применении, и, как это ни грустно, в достаточно серьезных творческих и научных объединениях у подавляющего большинства не получается никак развести «критические замечания» и пресловутую «зависть». Не удается видеть уникальное зерно в каждом, оставляя музе дня завтрашнего решать судьбу нас сегодняшних.

Как разумно заметил в интервью «TimeOut – Москва» драматург Игорь Вырыпаев, «настоящего художника сегодня искать надо не там, где есть объединения, а там, где есть личность». Мир просто стал информационно другим. Я и сам, без лишней помощи объединений, приду, посмотрю, научусь у тех, кто мне интересен и полезен. А надо – подружусь. А от принадлежности хоть сотне объединений одаренности больше не станет. Только геморрой наживешь, выясняя отношения.

Лично мне уже хватило бесплодной попытки привлечь внимание к проблеме родного Университета…

Categories
Uncategorized

Закладки капризного праздношатайки

В каждом городе и для каждого найдутся свои заповедные уголки – эдакие островки среди океана. Ну, разумеется, сообразно интересам. Начинаю делиться своей записной книжкой по Москве.

1. Киоск в начале Театрального проезда, от площади Лубянка. Эксклюзивный выбор интеллектуальных журналов по искусству, политике, социологии, юриспруденции, архитектуре, дизайну и путешествиям.

2. Ул. Малая Никитская, 16. Магазин “Универсум”. Букинистическая литература на самых неожиданных иностранных языках. Купил, в частности, изданную на Кубе историю индейской, африканской и восточной музыки.

3. Перекресток Гончарной улицы и Гончарного проезда. По выходным на углу тусуются нумизматы с интересными экземплярами на продажу и обмен. Цены часто как в Нижнем на пл. Ленина.

4. Переход от Нового Арбата в сторону начала Старого Арбата. Свежайшая пресса из Европы на пяти языках (с некоторой наценкой, понятное дело).

5. Полка свежайшей профессиональной философской литературы – “Молодая гвардия” на “Полянке”. В основном труды современных авторов – зачастую первые публикации.

6. Список выставочных комплексов, за деятельностью которых имеет смысл следить регулярно:

a. Центр современного искусства: Петровка, 25;

b. Музей современного искусства: Ермолаевский, 17;

c. Временные экспозиции Третьяковской галереи (Лаврушинский переулок);

d. Галерея Винзавода: Сыромятнический переулок, 4.

7. Pan-Gloss – французский книжный магазин, где можно книги заказать напрямую из Франции. Прячется в самом центре города – в Большом Черкасском, 14/13 (между Ильинкой и Никольской, во дворах: надумаете искать – ищите терпеливо). Плюс есть целая полка переводной литературы и стеллаж с букинистическим барахлом на редких языках. Скидка преподавателям – 15 процентов.

8. Книжные лавочки в Первом ГУМе, МГУ. Скидка 12 процентов преподавателям. Вся академическая литература свежачком из-под пресса.

9. “Фаланстеры” в Малом Гнездниковском и на Винзаводе. На Винзаводе выбор поменьше, но более ценный и обстановка более приятная, а не такая а-ля питерская разруха, как в Гнездниковском. Интеллектуальная литература российской печати. Много билингв.

10. КРЦ “Аркада” – “Пять Звезд на Новокузнецкой”: фильмы на языке оригинала.

Categories
Uncategorized

Без в/п и ж/п, но штоп с л/а, в/о и ч/ю

Прогнило что-то в Датском королевстве…. Если есть л/а и нет ж/п, то в/п стопудово вылезут – глубоко копать не надо. А не дай Боже если кто без в/п да еще и с в/о, к гадалке не ходи – тут тебе и ж/п, и отсутствие л/а… Rien n’est parfait… И хоть следом за Лазо – в печку… А хочется же всего – и сразу. И ч/ю штоп было такое, от коего душа бы развернулась и – ах! – больше не свернулась. Правда, многие считают, что шутить – это исключительно их право. Остальным слова никто не давал.

С ч/ю, кстати, у нас все хуже и хуже – день ото дня. И не знаешь, что думать: то ли сам дуреешь, идеализируя Историю с ее хохочущими пандитами, Эзопом, Ходжой Насреддином да наворачивающим нос Тилем Уленшпигелем… то ли уже тонешь в современном кодексе дикой политкорректности, которая сводит шутки не просто к минимуму, а к оруэлловскому версификатору, играющему с ограниченным набором сюжетов.

И формулировка эта – “оскорбление личного достоинства” – уж очень смахивает на средневековую охоту на ведьм. А по большому счету – в чем разница? Ну там отправляли на плаху за неуместное слово – сейчас по судам затаскают за непонравившийся рисунок. Пожалуй, лучше сразу на плаху. Там чик – и без нервотрепки.

Список “sensible topics” раздувается, словно кабачок от ОГМ-производителя. Национальная шутка оскорбляет чуть ли не Освенцим (плевать, скажем, что это анекдот про чукчу и калоши); религиозная – да тут ведь сакральное все такое: только на кол сажать, а по-другому никак; блондинки, политики, гомосексуалы, медицинский цинизм – все теперь попадает под нелепейшие запреты, которым и не найдешь разумного объяснения, кроме одного-единственного. Тупеем. Тупеем на глазах – и безвозвратно.

Показатель общей культуры и самоосознанности человека – это именно умение смеяться над собой, над своими пороками, это с юмором встречать трудности, а не вылезать озверелыми толпами на улицы за оскорбление кумира. Жечь флаги и чучела, низвергать памятники, топтать чужие символы – с точки зрения семиотики и эстетики, конечно, очень красноречивый акт, преисполненный многослойных интерпретаций, да вот только дальше дебатов на научном семинаре интереса это не представляет.

А на шутки (или пусть даже не совсем на шутки) чаще и чаще слышится призыв к немедленному распятию с элементами линчевания. Свобода ОТ слова – свобода ОТ юмора. Первый признак деградации в маразм – это когда зашоренно все понимаешь только прямолинейно – без огня метафоры. Это заскорузлость в своей способности найти искрометное слово. Это порывы оскорбиться и встать в истеричную позу. Это значит – молодость души окончена. Это стагнация, господа, климакс, кризис, это – “только вниз босиком”.

То же касается и социума.

Categories
Uncategorized

Отпустите их в ночное – на прохладный мокрый луг…

Пол-лета как не бывало. Народ, оно вообще было – это лето? В Москве, скажем, тепло только третий день. Небесная Канцелярия решила возместить недостачу за полтора месяца холодов и дождей. Принимайте груз оптом: плюс тридцать три. Равномерно у нас что-то никак. То ворона сохнет – то ворона мокнет.

Теперь же, когда мои друзья стали возвращаться один за другим из всяких там своих отпусков, я, наконец, осознал, что сам уже вваливаю лет десять без «плезирных прогулок». Черт возьми, даже уехав в прошлом году в Геленджик, умудрился за десять дней проструктурировать разговорник, дописать сборник «Песен отчаяния и песен прозрения» и набросать зарисовки к Струнному квартету… А хочется, блин, куда-нить недельки эдак на две… три… четыре… С кем-нибудь дорогим… И просто забыться. Плюнув даже на т. наз. «творчество». Вообще штоп тишина сознания.

А пока приветствую всех возвращающихся из отпусков! Скоро! на! ра-бот-ку! В ближайший же понедельнег…

Categories
Uncategorized

В бидэ не бросит

Преданные друзья делятся на две категории – “преданные-кому” и “преданные-кем”. Стиль управления разный.

Categories
Uncategorized

К шабашу – готовьсь!

Во тьме заплачут вдовы,

повыгорят поля,

и встанет гриб лиловый,

и кончится земля.

А небо год от года

все давит тяжелей.

Дрожит оно от гуда

ракетных кораблей.

А.Городницкий

Лежит, понимаешь, восьмая часть суши – и вся себе бесхозная. Никому-то не нужнехонькая. Какие еще нужны аргументы к аппетиту некоторых? Не будем тыкать пальцами, хотя на глобусе мимо пятнышек особо оголодавших не промахнешься (это вам не едва приметные цветастые лоскутки какой-нибудь Африки). Свою долю пирога сожрали – а ведь истчо хоцца! И, что самое забавное, упомянутые некоторые не только голодным волком смотрят на потенциальную добычу, готовые ринуться в любой момент, но и косятся на армию конкурентов, тоже давно навострившую лыжи на сладкий шмоток.

Почему-то все ревниво оберегают свои уже изрядно оскудевшие владения – и только наша «широкАя русскАя душАя» до сих вваливает на балалайке и трехрядочке в базарном угаре охмеления. А сколько лет назад еще, кажется, Форрестер предостерег, что «ресурсы не вечны»? Фу, скажут некоторые, ну и банальность! Дык понятно, что банальность. Таблицу Пифагора тоже сейчас и второклассники знают. Но вот в далекие сороковые-пятидесятые прошлого века слова стратега были бомбе подобны. И экологи, и экономисты, и геополитики, и просто гуманитарно подкованные люди – все твердили наперебой: думайте, думайте, думайте, кретины, грядет неотвратимое!

Грядет!

Пришло.

Не за горами дележ «русского наследства». Точнее – сибирского. И в этом виноваты прежде всего мы сами: разумно надо было выстраивать политику с самого-самого начала так называемой «новейшей истории». А мы то сначала оркестрами дирижировали, то в танчики играли, а теперь с коррупцией боремся. На всех фронтах. Так увлеклись борьбой, что цигель-цигель в упор не слышим.

И все популистские вопли о «стратегиях войны против России», все истерии относительно ПРО – не более чем попытка подогреть внутренне же опасные антизападные настроения, ни к чему полезному не ведущие. Только что-то большинство никак не хочет понять: ни для кого давно мы никакой угрозы не представляем. «Тополи» выкатили на Красную площадь – вот все слюни и распустили. Поверили, что мы – сила. И я не удивлюсь, если американцы, при всей их хитрости, не врут: не против России ПРО. Не нужны мы им. Сами передохнем. Недолго осталось. Против конкурентов на Сибирь эта ПРО.

И то, что делить ресурсы будут,– ясно как Божий день. Бытовая логика: отнять, если захотелось жрать. А жрать-то большинству уже нечего. По прогнозам уже к 2020 два миллиарда будут жить в нехватке пресной воды. А в Сибири еще и реки почти не загаженные. Прикрываться цивилизацией можно сколько угодно – песнь джунглей под костюмами от Версаче от этого не ретушируется: во все века армии занимались грабежом и мародерством, входя в осажденные и ослабшие богатые города. Вот и вся схема.

Ну а то, что бывшие союзные республики разбежались, как кролики,– тоже ничего удивительного. Кому захочется геройски плыть на тонущем корабле? Крысы бегут первые. Вот и выбрали они из двух зол то, которое потонет чуть позже. Западная Европа еще потрепыхается и гордо крылышками похлопает перед тем, как пукнуть и сложиться в гробик.

Но ничего. Хоть, может, в Армагеддоне поучаствуем, когда, как по библейскому преданию, сойдутся на поле ангелы и черти на последнюю схватку? (В скобках: ни одна сволочь, затевающая войну, никогда не скажет, что бьется за «дело левое». Все – почему-то исключительно за «правое».) Возможно, кончится все сценарием Марка Леви, с той лишь разницей, что Зофия и Лукас не встретятся и не поженятся, а Бог и Дьявол, проводив взглядом счастливых супругов с внуками, не похлопают друг друга по плечу и не пойдут в соседнее кафе играть в шахматы. Все будет куда скоротечнее: слава Богу (?), на Земле достаточно ядерного потенциала, чтобы планету к дьяволу (?) разнести десять раз. Красиво, быстро и зрелищно. «Звездные войны» отдыхают. Цветовые и вкусовые впечатления уникальные – зато почти незаметно-безболезненно. Ну или как комарик укусит. И в Гаагу прошение об эвтаназии подавать не надо.

Война на час – красота. Когда еще до такого доживешь?

Categories
Uncategorized

Все ясно? Слов – не говори?

Некоторое время тому назад один человек – ну неплохой в сущности – чуть не свел меня с ума попыткой доказать, что только и только “сакральные” эзотерические тексты (а то я не проходил это горнило и не знаю кухню от и до) имеют нелинейную многослойную структуру…

Бесполезно стучаться резоном и говорить, что ЛЮБОЙ текст имеет такую подводную структуру – даже простое высказывание. Уже просто по факту самого существования текста.

Взгляните на стих Канера:

“А все кончается, кончается, кончается –

Едва качаются перрон и фонари…

Глаза прощаются – надолго изучаются.

И так все ясно – слов не говори.”

Метафора “качаются перрон и фонари”:

1. линейна, если мы ее переосмысливаем как внутреннее восприятие человеком внешнего мира;

2. нелинейна, если мы ее видим как “ментальную проекцию” схемы “звездное небо – освещенный фонарями перрон”;

3. многослойна, если принять во внимание, что “раскачивание” перрона “видится”, скажем, из отъезжающего вагона или, в конце концов, в такт мелодии, под которую распевается текст.

Нелинейное моделирование – читай, сакрализация высказывания – мы уже вскрывали на примере анализа текста “Серафим” Артема Филатофа (bohmen.livejournal.com).

Серафим притаился у ольхи,

Смотрел, как я черпал воду

Из чернеющего рядом болотца:

Как сначала, тревожа лягушек и водомерок,

Я разгонял бренчащим ведром липкую ряску,

Как потом с силой выхватывал из черноты

серую, пропахшую тиной влагу…

И уже возвращаясь назад,

к жёлто-синей тяжёлой бочке,

Я внезапно застыл над водой:

В чёрной глади на миг отразились,

Как лучи тайного солнца,

Шесть серебряных крыльев его.

Немного о семантических ориентирах стихотворения.

Схематично, чтобы не писать много.

1. цветовые:

’черный’ – ’черный’ – ’желтый’ – ’синий’ – ’черный’ – ’золотой’ (через «солнце») ’серебряный’

Черный-серебряный как противопоставление /непроходимый/, /безнадежный/ vs. /цвета дифракции/. Переход от полностью непроницаемого до светлого и многогранного.

2. символическая окольцовка:

серафим как «исходный аккорд» и движение по тому же принципу, что разложение цвета в п.1 до деиктики местоимением «его» и метонимическом переносе крыльев на весь образ самого серафима.

3. реализация символа «вода» через общий признак ’серебряный’ или /связанный с водой/.

Контекстуальный класс «болотце», «лягушка», «водомерка», «ряска», «влага», «бочка».

4. сакральная реализация символик «беспросветность» через «чернота» и просветление через «солнце» (признаки /золотой/ и /ослепляющий/).