Categories
Старый блог

Я и лошадь, я и бык…

Возвращаюсь в Москву на проходящем поезде Томск – Москва, “Томич”. Впечатления непидераваемые. Сервис – фирменный, как и сам поезд. Аромат мужских ног и женских сись. Контингент татуированных интеллектуалов и обкуренных эстетов, кидающих пакеты из окна. Цыганки в цветастых одеждах. Грязные туалеты,- какое там био,- которые за три часа до прибытия закрываются… Фирменный же! Музыка из динамика: “Мальчишки, мальчишки, держите штанишки, пацаны, пацаны, держите штаны”. В общем, Совок развалился, цены стали мировые, а совковость – она у нас имманентненькая такая. Не отымешь богатства!

Стоянка во Владимире – и вот вам забабахиваю свои поездатые размышления.

Двойные стандарты? Допустимы ли они?

Не просто допустимы – они неизбежны и необходимы.

Любой “двойной стандарт” есть проявление функционального подхода в нашей методологии философского анализа.

Артемка (bohmen.livejournal.com) во время нашей памятной прогулки по Нижнему в пятницу задался вопросом, какой же подход использовать – формалистский от Шкловского или учитывающий любое множество контекстов. Ответ был – по ситуации.

Примеры.

“I like pigs. Cats look down on us, dogs look up on us. Pigs treat us as equals.” Sir Winston Churchill.

Имеет ли значение контекст, ситуация и даже автор высказывания? Нет. Для полновесного функционирования высказывания достаточно самого этого высказывания.

Смотрим дальше.

“Александра, Александра, этот город – наш с тобою…”

Можем ли мы с полной уверенностью, исходя исключительно из узкого контекста, сказать, почему в тексте о Москве речь идет о какой-то там Александре?

Функциональность подталкивает нас искать более широкий контекст, каковым в нашем случае будет фильм “Москва слезам не верит” и дочка главной героини, Сашка.

Вот от этих азов герменевтики подберемся к социальным процессам. Ибо, как я и продолжаю настаивать, только текст дает ответы на все вопросы. Никакая деятельность невозможна без порождения высказываний (текст). А неизбежное текстовое осмысление их – философская герменевтика.

Социальная действительность также есть текст, требующий все той же интерпретации. Но нам необходимо определиться, какой вектор задать при толковании событий. Будет ли подача одного и того же феномена одинаковой для всех? Очевидно, нет.

Все это приобретает особую актуальность сейчас, в свете все большей очевидности отката России в брежневоподобные времена застоя. В моменты, когда в адрес России раздается все более и более жесткая критика в западной прессе и когда российская все больше напоминает ура-патриотизм тридцатых, необходимо для себя выработать четкую тактику понимания слова публицистического.

На самом деле сейчас все зависит только от нас: сможем ли мы оградить свое сознание от оболванивания через СМИ? Но необходимо и помнить, что не все на Западе говорится с пониманием дела. Функциональный подход, блин.

Вряд ли необходимо повторять, что пишущие о России часто плохо представляют себе нашу историю и социальную ситуацию. Так было с моими знакомыми парижанами, которые пребывали в полной уверенности, что “Le Monde” им вещает правдивую правду про экологию в Нижнем и Дзержинске. И хотя пробыли они у меня аж две недели, втемяшили себе, что от химии люди тут умирают прямо на улицах и ходят в противогазах. Ибо так было написано в статье.

Такая “критика” и истерия вызывают улыбку, а то и гомерический хохот. А вот внутренняя критика приобретает совсем иное звучание. Она законна. В России, что совершенно очевидно, оппозиционной прессы не осталось. Хотя по Москве повсюду бесплатно навалены очень неконформные “Moskauer Deutsche Zeitung” и “The Moscow Times”, властям это не мешает: на языках из русских полтора землекопа читает. И о критике в адрес курса России на Петербургском форуме можно было узнать только из англоязычной прессы.

Но если из прессы МЕСТНОЙ – то это кардинально меняет отношение к тексту. Видение феномена изнутри все-таки придает взгляду на него большую достоверность, в отличие от оголтелой крики из редакции “Daily Telegraph” от тех, кто даже на карте Россию не укажет.

Еще простенький пример. Дзержинск и Нижний Новгород на глазах прихорашиваются. Проектируются и строятся новые здания, реставрируются, красятся и латаются старые.

Вообще у любого человека, если он не до конца подонок в отношении своего дома и своей страны, появится две функциональные интерпретации.

Внешняя: мы восстанавливаемся после кризиса.

Внутренняя, более подлинная, но которую ни на хер не надо знать чужим (ну сами посудите, ведь всегда не очень хорошо афишировать семейные неурядицы): все эти косметические декларации устраиваются лишь для создания кажимости и для дальнейшего разворовывания бюджетов.

Сор из избы выносить нельзя. Свои разборки должны оставаться своими. Бегать жаловаться в чужой стан на наши внутренние проблемы – просто гнусно, малодушно и подло. Нужно в себе искать силы не молчать и сопротивляться.

Правда, рот нам зажимают все сильнее…