Categories
Старый блог

В начале было… Что там в начале было?

Жуть как хочется посмотреть в глаза (да и в диплом бы – так уж, пущего смеху ради) тому, кто получал деньги за «дублирование» по всей Москве вывесок с названиями улиц и станций метро латинскими буквами – вроде как для иностранцев.

В коллекции у меня уже есть несколько шикарных экземпляров – и, думается, пополнится она еще немало.

Шудевер за нумером раз. Центр Москвы. Переулок Хрустальный, убегающий вправо, если по Ильинке идти от Василия Блаженного. Как звали того блаженного, кто писал и давал добро на размещение в пяти шагах от Кремля спеллинг-шедевра «KHRUSTAL’NYY», затрудняюсь даже предположить, но знаю одно: сколько ни напрягал я фантазию, ни на одном из знакомых мне латинографических языков этот конструкт вообще не представляется более или менее вразумительным. Особенно последние пять символов. И особенно апостроф, который вообще-то обозначает элизию (выпадение букв) и который только русским понятен как мягкость, ибо оппозиции «мягкость» – «твердость» нет нигде (кроме чешского, французского и итальянского «n» vs. «gn», итальянского «li» vs. «gli»).

Шудевер за нумером два. Станция метро «Шоссе Энтузиастов». Оба слова стопудово не совсем русские. Так, спрашивается, какого черта? Chaussée des Enthousiastes, Highway of the Enthusiastic, Chaussee der Enthusiasten – какой угодно вариант из предложенных будет ясен нормальному европейцу или азиату, знающему английский, но точно не предложенный на схемах: «SHOSSE ENTUZIASTOV». Разглядеть тут «шоссе» и «энтузиастов» надо только если обкуриться или иметь фантазию (что одно и то же – иногда). У названия «Олимпийская деревня» есть кодифицированный перевод – «Olympic Village». Русским только поглумиться дай: OLIMPIYSKAYA DEREVNYA. Хрень хуже турецкого получилась.

Есть и оборотная сторона. Как только начинаешь задумываться о переводе, осознаешь, какой это бред – то, что ты привык воспринимать в своей культуре как данность. Подруги в студенчестве работали гидами-переводчиками: однажды французам они перевели «Калинку-малинку». Когда вчитались в перевод, впервые дошло, что текст песни, которую все поют не задумываясь,– просто нелепица. А итальянцу как объяснишь? Тут то же самое: что это вообще за название – Шоссе Энтузиастов? каких энтузиастов? почему шоссе имени их? Ну да не будем вдаваться в смысл – иначе можно с ума сбрендить.

Шудевер за номером три. Переулок Рыбный. Все вроде бы просто. Но в московском варианте латиницы получился просто бальзам на душу финским гостям: RYBNYY. Рюбнюю! Дюбрю пюжюлювюдь вь Мюсквю!

3 June 2008. – Moscow (Russia)