Categories
Старый блог

А вы видали, как течет река?

Главный недостаток современного искусства – его вымученный пошлый штамп вековой давности, заключающийся в постоянном отсутствии семантической зацепки (что, конечно, было свежим приемом в эпоху десемантизации образов у Магритта, звуков у Кейджа и Пендерецкого, слов у Аполлинера). Такая пустота не позволяет придать произведению четкий онтологический вектор, смотрящий хотя бы в одно историческое направление. Все современные «изыскания» строятся по заезженному «категориальному сдвигу», когда объект берется в несвойственной ему функции (это один из нижних углов нашего интерпретационного треугольника) с приписанием несвойственной этому объекту номинации (второй нижний угол), из чего по задумке должно получаться любое понимание (концентрируемое на верхней точке), поскольку две нижние не коррелируют. Но возникает резонный вопрос: «Почему художники до сих пор не осознают шаблонность этого приема?»

Именно это мне в который раз сегодня доказала выставка современного искусства Санкт-Петербурга (1980-1995) из собрания “Русского музея”, представленная в НГХМ, куда мы, снова в наивной надежде, отправились со студентами III курса в рамках нашей музейной темы… Как я ни пытался найти хоть что-то для себя интересное (друзья почему-то особо «рекомендовали» смотреть «некрореализм»), все вызвало улыбку, кроме, пожалуй, «Подсадной утки» Вадима Воинова, предполагающей смысловое прочтение «В Мордовию за антисоветчину» в рамках текста «утка – пила – дерево – статья 58.10», и двух декораций Сергея Бугаева к фильму «Асса», где топоним «Кызыл Орда» мы переосмыслили как «антисоветский наезд» (ибо читай: «Красная орда»). Упомяну одно лишь произведение, и то потому, что сразу вспомнилась новелла Моруа и реплика героя: «А вы видали, как течет река?»: Вадим Овчинников, вкривь и вкось замазав красно-желтыми тонами холст, озаглавил сие счастье «Утро на Чукотке» (как хошь – так и понимай: см. треугольник выше).

Но за свои 25 целковых уже внизу, в гардеробе, мы, как всегда, получили бонусный аттракцион а-ля нижегородчина: обслуживающий персонал (вместо того, чтобы порадоваться за пришедшую на выставку стайкой молодежь) начал нас выталкивать чуть не взашей и приказывать заткнуться, когда, собираясь, мы весело трындели: потревожили покрытый вековой пылью покой старушек… Как говорится, «ужасы включены в программу».

2 April 2008. – Nizhny Novgorod (Russia)