Categories
Uncategorized

Талант и техничность

Винамп на компе стоит на зацикленном воспроизведении симфоний Малера, и я снова размышляю об этих странных концептах «вдохновения» и «таланта»,– тема эта, думаю, волнует не только тех, кто занимается собственно искусством ради искусства… Еще приятно найти и друзей, которые подтолкнут к дальнейшим рассуждениям.

В корне ошибочна концепция таланта и гения, перекочевавшая эдаким культурным атавизмом из романтической эпохи: некоторые до сих пор с полной серьезностью говорят о «поцелуе в макушку», «божественном вдохновении», «гениальности» и прочей ерунде, пустой с концептуальной точки зрения (если, разумеется, эти выражения не перекодировать в рамках метафорического осмысления действительности). Вариант: если Бог един для всех, то утверждение, что кому-то дается больше талантов,– равносильно обвинению Его в несправедливости. В чем же проблема?

В самом деле: то, что сегодня современники воспринимают как нечто не очень талантливое (еще большой вопрос, кто им дал право судить), завтра возносится на пьедестал как предвозвестник будущего. Хотя чаще наоборот.

Возможно возражение: феноменально блеснувшие «Битлз». Да, угасли они скоро, но перевернули двадцатый век. В нашем случае, однако, это лишь подтверждение правила: мало иметь, что сказать; столь же велик риск вскоре истощиться, если не знать, как сказать, и не развивать технику. Без осознанного развития техники (как с «Битлз») происходит угасание: не будет никакого переосмысления внутренней и внешней действительности. Что толку, что у меня есть своя красочная вселенная, если я даже мольберт не умею держать?

А вот Малер сделал ставку на техническую сторону, не рассуждая ни о каких «талантах»: и критическая масса техники привела к прорыву.

Бессознательное творческое мироощущение есть не что иное, как отсутствие осознанности собственной техники. Но путь это рискованный, не дающий гарантий.

Categories
Uncategorized

Ты существуешь, следовательно, ты вор

Вы никогда не игрались в супермаркетах с назойливыми охранниками, которые следуют по пятам, жадно ловя каждое ваше движение? Особо ретивые на выходе могут еще и чуть не до трусов обшмонать, ежели морда ваша их искушенный фейс-контроль не пройдет. Игра называется просто – «побегай за мной». Нарочито выбираю наиболее непродуктивный маршрут: по три-четыре раза возвращаюсь к одному и тому же прилавку, перекладываю с места на место товар, отхожу, возвращаюсь, беру что-то, отхожу снова, возвращаюсь, водворяю товар на место… И процесс начинается сызнова…

Все это, конечно, прекрасно и замечательно: охранники ценят свой труд и берегут казенное добро (а я им даю возможность отработать свой хлеб), но есть одно жирное российское «но»! У нас уж если охранять, то обязательно так, чтобы посетитель понял: ты, харя, конечно, покупай, но раз вошел в магазин, значит, украдешь. Эдакая неизлечимая презумпция вора. (Конечно, магазинная клептомания в западных странах уже давно рассматривается как психическое отклонение особого рода, но ни в одной стране законодательная база не позволит «тотальную слежку». Хотите предотвратить воровство – будьте любезны, без малейшего дискомфорта для покупателя: ставьте камеры, рамки на входе, магнитьте товар… Хоть шаманов с бубнами из Африки зовите!)

Но если дело происходит в России, да еще и где-нибудь в глубинке… то тут готовьтесь к изощренности хозяев, дорвавшихся до «благ цивилизации». На обвинение и оскорбление в самой бредовой форме нарваться – пара пустяков. Два опрометчивых похода в респектабельные сети «Магнит» и «Карусель» уже не оставили во мне сомнений: вряд ли когда бы то ни было нас перестанут считать за быдляк…

…С бывшим одноклассником и его женой разговорились об «арахисовом масле». (Год прожил в США – только сейчас узнал, что «peanut oil» или что-то там на его основе намазывают по утрам к чаю на булку и едят, как тартинку: в Штатах меня это почему-то капитально миновало.) И вот мы, наивные, поперлись в «Магнит» поискать этого самого масла. Поиски закончились тем, что… охранница на мой саркастический вопрос, не утомилась ли она, бегая за мной, сделала ответное замечание, что я «много хожу по магазину»! (И почему не колоннами по четыре входить под конвоем? – самое оно!)

Совсем не было слов, когда в «Карусели» я, как обычно, взял на входе Колу, откупорил и пошел собирать товар… Я очень долго втыкал, чего от меня добивался охранник, весомой полугрубостью объясняя, что «товар не оплочен» и «что в магазине запрещено пить и есть». У нас, говорит он, знаете, сколько бутылок откупоренных? Соображаю хуже: а при чем тут я? Но жена друга мне объяснила доходчиво: в местном варианте магазина скорее вытолкают взашей, чем догадаются, что, как во всем мире, человек подаст на выходе открытую банку для оплаты. Внутренняя инструкция такая – устроить коршунские разборки. Чтобы клиент уже больше не вернулся.

Categories
Uncategorized

О лжи

Йога предполагает одной из своих ступеней достижение полной правдивости.

Лично я себе это представляю плохо.

По крайней мере, не получалось ни одного дня прожить, не поймав себя на мысли, что хотя бы раз и хотя бы по мелочи не возникало необходимости не покривить душой.

Categories
Uncategorized

Мелос и этнос

В анонимном произведении, в особенности в народном мелосе, проявляется пассионарность этноса в концентрированной форме. Мелос есть абстрактная мысль тех, кому судьбой не было дано иного (хотя как знать, может, напротив, именно мы с нашими вымученными академическими «умениями» ущербны по сравнению с простой народной мелодией?). То, что мы передаем косноязычными терминологическими изысками, крестьянин передаст простым напевом, суть которого можно лишь свести к характеристике «словами невыразимо».

Categories
Uncategorized

Добро пожаловать!

Когда я заскочил в Макдо на площади Горького, мою шевелюру,– которой я так люблю покрутить и помахать, словно арабский жеребчик гривой, и еще час назад такую ухоженную, пышную, начесанную,– можно было выжимать, как тряпку: напоминала она склизкую заезженную паклю. Но жаловаться на мелкие издержки весеннего дождя было бы глупо (не так часто на самом деле бывает это удовольствие), если бы не липко-скользко-вязкий слой, который со щек и носа я едва оттер гигиеническими салфетками. Не хочется даже расстраивать себя и спрашивать у экологов, что же на меня такое низвергалось, хотя все мы прекрасно знаем – хорошего мало.

До блеска начищенные черные ботинки приобрели насыщенный коричневый оттенок: мешанину из глины и проснувшихся после зимней спячки собачьих фекалий, что упорно хлюпает даже по центральным тротуарам, можно избежать, если только не выходить из дома… Остатки грязного снега уже с трудом сдерживают щедрую русскую культуру: вереницы бычков, которые, словно пустынные караваны, выползают под ноги и смотрят в небо своим недокуренным черным глазом, огрызки неизвестных то ли фруктов, то ли животных, туалетная бумага, разорванная на характерные клочки и сложенная красноречивыми кучками, флаеры с пивом по пятьдесят рублей за бочку и голыми малолетками, целлофан, оберточная небиодеградабельная бумага, винтики, шпунтики, гаечки…

Дома, плачущие с крыш и из горгулий унылым мартовским дождем, напоминают спустившиеся с небес материализованные тучи, которые стучат молоточками своих капелей по крышам магазинов, портикам, приступочкам, ларькам, полуразбитым остановкам, лоткам, деревьям, киоскам. И вся эта то ли вода, то ли не совсем вода, то ли уже совсем не вода, покорная искривленному и вздутому асфальту, мчится к ближайшему перекрестку, унося, как в детстве кораблики, полусожженные спички, клочки шерсти, бутончик от непонятно как попавшей в этот водоворот гвоздички.

Там, у перекресточного поребрика, ручеек этот сливается с огромной лужей, скопившейся возле водосточного углубления, которое, по загадочным русским причинам, не работает и где, с вывороченной челюстью и лапками кверху, лежит еще не до конца сгнившая кошка, тоже пролежавшая под снегом с первых ноябрьских заморозков. Сворачивающие на главную улицу машины резким экивоком своих колес в испуге шарахаются от трупа и, шинами шурша, уносят прочь эти самые спички, фантики, грязь, клочки шерсти…

Нет ничего прекраснее русских городов в конце зимы!..

Categories
Uncategorized

Воображение, сон и творчество

Как и любой уважающий себя городской житель, в юности я проходил через увлечение оккультными науками. Все бесполезное из оккультного со временем ушло, а полезное для формирования философских навыков осталось. Осталось и свое решение проблемы воображения, сна и творчества.

Воображение и сон не могут быть рассмотрены иначе, нежели индивидуальная действительность (притом объективная психологически, но бессмысленная феноменологически). Каждый из нас (помимо того, что воспринимает действительность, его окружающую) воспринимает действительность свою внутреннюю, в пределы которой вход другому человеку закрыт по феноменологическому критерию, но открыт по психологическому.

Однако во множестве действительностей, которые субъективно ощущает каждый, можно установить некоторый общий набор признаков, по которым возможно определить, что в них наблюдаются (пусть и со значительными преломлениями в сознании) одни и те же феномены. При этом в любом случае для нас движется субъективированное нами же время, хотя в пределах действительности индивидуальной время нивелируется.

Если же мы научимся видеть в действительности текст и феноменологический набор элементов, то нам попросту не будет необходимости искать вдохновения как такового: ибо не нужно будет мучиться в поисках необходимых предметов выражения: нам останется только относиться повнимательнее к миру окружающему или погрузиться в себя (в зависимости от психологического деления на экстравертов и интровертов).

Этот метатекст в состоянии преобразовать наше творческое Я в зависимости от того технического потенциала, который каждый из нас имеет или нарабатывает в течение жизни. Нетворческого человека нет. Любое действие и есть по своей сути то самое умение пользоваться метатекстом вокруг нас: проще говоря, умение трансформации мира либо для собственных нужд (опять же медитативная интровертивность или, в случае психического перекоса, эгоизм), либо для создания нового (пассионарная экстравертивность в искусстве и науке или новые движения в исторической перспективе социума).

Categories
Uncategorized

Дележ добычи и раболепство

Автор этого блога года три жил с одним странным воспоминанием. Теперь вот появился повод все понемногу проанализировать, в особенности в свете искренней обиды некоторых представителей Посольства Франции на некоторые мои саркастические замечания.

Весной 2005 и 2006 Посольство Франции в России щедро одарило преподавателей вузов двумя «семинарами по гостиничному делу и туризму». На эти самые «семинары» из университетов со всей России собрали лучших преподавателей, усадили их в актовый зал (в один год – в пансионате в зеленой зоне Тольятти, в другой – в РГУПСе, что в Ростове-на-Дону). И мы, искренне поверив в задекларированный принцип «партнерства» и «паритета», покорно ждали, когда же с нами начнут этим самым опытом обмениваться.

Но обмена опытом у наших французских коллег как-то все не получалось: страсть поучать превозмогла все, и некто Франсис Йеш (Francis Yaiche) аж из самого Парижу (ах, парижское, парижское, падите пред ним ниц!) два года кряду вещал нам о своем убивственном открытии в педагогике – о «глобальных симуляциях» (хоть бы полюбопытствовали накануне, что ли: «ролевые игры» у нас применяются уже лет пятьдесят).

Но больше всего, наверное, французы повеселились, наблюдая за дележкой привезенных учебников (которые, надо сказать, особого интереса с педагогической точки зрения не представляют: от таких «новинок» полки «Библио-Глобуса» ломятся уже лет двадцать). «Но дело не в этом! Но дело не в этом! А в чем?» Организаторы прекрасно знали, сколько приглашено человек, и, очевидно, целенаправленно рассчитывали на аттракцион под названием «Раздели 110 на 190 – без остатка». Что они хотели – то и получили: тут же, у раздаточного стола, под внешне непроницаемыми взглядами организаторов, секунду назад степенные унтюляхенты начали петушиный бой за грошовые учебники. Смотрел я на все это, смотрел – и кончилось тем, что в мой вуз экземпляра со второго семинара не поступило…

Меня, кстати, душиком холодным тоже будь здоров окатили – век не забуду.

Как раз начался последний год моей аспирантуры. Я отчаялся получить стажировку от собственного университета, чтобы хотя бы недельки две полистать последние исследования по моей теме. Подхожу к ответственной по стажировкам с вопросом и получаю встречный вопрос:

-А о чем у вас исследование?

-О применении микросемантических методов анализа и идеальных когнитивных моделей при интерпретации аномальных высказываний.

Ответ меня сразил наповал – и это мягко сказано:

-Это как такое может быть? Микросемантика и когнитивные модели – несопоставимые вещи!

И отворачивается, как будто меня вообще перед ней и не стояло (хотелось, конечно, спросить, откуда такие изысканные манеры, да не довелось). Разговор в менторских тонах мне больше напомнил не двух коллег на международной встрече, а просителя на паперти и богача после мессы. (Я, елки-иголки, почти три года бьюсь над темой, сам еще толком тогда не до конца разобравшись,– а тут вопрос решается одним взмахом рукава: нате вам и лебедушки на озере, и фонтаны.)

Провозглашенный паритет полетел под фанфары – только треск по городам и весям стоял. А с нас для видимости даже собрали электронные адреса и начали рассылать, как спам, всевозможные приглашения на «стажировки».

А теперь – к фактам. Цифры этого «партнерства» с нашим университетом за четыре года говорят сами за себя:

Подавало заявок – 5 (это только тех, про кого я точно знаю, что подавали; причем, как и я, по два-три раза).

Реакций на заявки – 0 (об «отказах» узнавали из «списка одобренных» на сайте).

Ездило на стажировки во Францию – 0.

Студентов по обмену через «партнерство» – 0.

Приехавших преподавателей из Франции – 0.

Вот вам и все «партнерское» сотрудничество Посольства Франции с нашими университетами – и непонятно, на что обижаться.

Зато упорно рассылают приглашения на курсы акушерства. Жуть как интересно! Лучше бы, конечно, на гинекологию, ну да пусть хоть так… для затравки… а то что-то я засиделся в своих лингвофилософских теориях.

Да вот пригрозили теперь ужо, что не пустють и поганой метлой с порога посольства погонють: там же демократия, Матьё, в ее ярко выраженной форме. Любое критическое замечание или шутка – криминал.

Вот так с нами сотрудничают… И сотрудничают так почти все. Словно рублем дарят – и ждут раболепства.

А мы все на цырлах ходим и танцуем канкан…

Заискиваем и сглатываем слюнку. Западное – оно священное.

Categories
Uncategorized

Виза: “Отказано!”

Совсем не за горами пора летних студенческих каникул – не за горами и пары, на которых мои студентки с размазанной по лицу тушью будут сквозь слезы рассказывать, как над ними измывался клерк за бронированным окном, как им было отказано в визе по какой-то аляповатой причине, как они вынуждены приезжать второй, третий, четвертый и пятый раз…

Каждый, кто хоть раз выезжал в Западную Европу и США, помнит бесконечные очереди у посольств с четырех утра, косые взгляды, обыски на входе, полуобморочные состояния пожилых людей, которые уже не один год не в состоянии приехать к детям в гости.

У европейцев, конечно, реванш: они могут позволить себе позабыть, как их прабабки ездили в Россию гувернантками, они могут забыть, как втянули Россию в две мировых бойни (это только Африка их смогла заставить чувствовать комплекс вины перед собой – а у нас, как всегда, кишки не хватило).

Вот мы на блюдечке с голубой каемочкой сами и принесли им право решать, чего мы достойны, а чего – нет. Раболепство, раболепство, раболепство… ты – неистребимо!

Резонно, конечно, было бы задать вопрос, почему МИД не вызовет послов определенных государств и не потребует от них решения вопроса о достойном обслуживании наших граждан и об уважительном обращении с ними – но это все дикие мечты. Будут ли уважать нас, раз мы, в своем раболепстве перед всем западным, сами утвердили себя в роли просителей, скулящих и унижающихся перед конторками, умоляюще глядя в глаза консулу, который счастлив подергать за ниточку наше «будущее»? Мы сами себе внушили, что мы свинюшки, которыми можно понукать и в хвост и в гриву,– и какого же уважения к самим себе мы еще ждем?

Categories
Uncategorized

Die Jugendliche und das Virtuelle

Es scheint, dass wir die neuen Generationen negativ viel besprechen. Zu viel manchmal. Wir heben die Hände auf und schreien über eine drohende Götterdämmerung. Erschrocken, schauen wir die, welche heute 12-16 sind, vergessend das ewige Problem von Ankommenden und Abgehenden. Die Versuche, die alten Regeln den Ankommenden aufzuzwingen, bringen uns in eine Verlegenheit.

Die neue Generation stammt immerhin aus einer anderen Welt, die schon ihren Gesetzen entsprechend wohnt. In dieser Perspektive sind die Generationen von 1970-1990 „Übergangsrepräsentanten“: schon in reifem Alter haben sie die Virtuellisation angetroffen, aber erinnern sich noch gut an die Welt ohne neue Technologien. Und die Generation früher als 1970 stellt sich sehr schwer dar, wie man sich in dieser Welt verhalten muss und wie man diesen Informationsumfang behandeln kann. In diesem Widerspruch stecken sich die Sozialprobleme, die uns heute begegnen.

Sich selbst überlassen, ohne die neuen Regeln erklärt zu sein, fangen die Kinder selbst an, diese neuen Regeln zu formulieren. Sie erblicken eine neue Welt, dieser von Huxley ähnlich, die ihnen verschiedene Versuchungen öffnet (unter anderen, ist das eine neue Gestalt der „Freiheit“). Das ist ein neues Wertesystem: eins von Welt-als-Spiel und Welt-als-Vergnügenindustrie. Hier ist es hinreichend, seinen Rivalen tötend, entweder auf ein neues Niveau fort zu schritten oder einen Restartknopf zu drücken. Folgerichtig wird die Simulation der Spielfreiheit auf alle andere Niveaus des reellen Lebens projiziert: aber die reale Welt droht mit Problemen, die meistens im Virtuellen unbekannt sind: Selbstmord, Paranoia, Kleptomanie, Xenophobie u. a., auf welchen jedoch die Spielästhetik basiert wird. Der Will von Eltern hat keinen Wert in diesem System.

Andrerseits, die Emanzipation von Eltern, die heute 30-40 sind, beeinflusst nicht weniger. Das neue Verständnis der Elternfunktion und ihr Streben, in alles gleich zu sein, gleich zu arbeiten und gleich Haushalt zu führen, stoßt die Kinder an, ihre eigene Wege selbst nicht nur im Virtuellen, aber auch im Reellen zu suchen.

Dieses Problem hat keine aufgedrungene Soziallösung. Wir können nur Geduld haben, diesen Zeitraum vorbeizulaufen, um eine neue Generation zu sehen, die kompetent sein würde, die neuen Schätze adäquat zu lehren.

Categories
Uncategorized

Дайте мне спички! – Да Вы хам!..

Одно дело просто играть в слова, а другое – связывать концепты с феноменологией, которая позволяет «выговорить» феномен посредством языка. Еще забавнее выговаривать эти феномены на близкородственных языках (поговорим сегодня о славянских) – когда сфера семантических полей оказывается разной (порой – противоположной) при единичности этимологического источника.

Коллекцию буду пополнять по мере того, как мои похождения по славистике продолжатся.

písek [‘pi:-sek] чешс. песок

z pički [‘spit∫-ki] хорв. из пизды

uroda [u-‘ro-da] польс. красота

ovoce [‘o-vo-tse] чешс. фрукты (!!!)

majka [‘maj-ka] хорв. мама

споро [‘spo-ro] серб. медленно

слово [‘slo-vo] серб. буква

кућа [‘ku-t∫a] серб. квартира